Сложности нового УПК: без признания в милиции, обвинению не удается доказать вину обвиняемого в смерти Юлии Ирниденко

Автор: Марина Николаева
4115 просмотров
5 комментариев

Без признания нет доказательств. Дело об убийстве Юлии Ирниденко - 17-летней девушки, которую облили самогоном и подожгли, -  фактически зашло в тупик. Явных доказательств вины подсудимого Павла Губина нет, однако, точно так же их нет и в случае с главным свидетелем Сергеем Синсиневичем, говорят участники процесса. Только слова Павла против обвинения Сергея и наоборот. Видеозапись показаний Юлии Ирниденко, которая она успела дать до смерти, ясности в ход судебного следствия не внесли - девушка подтвердила, она не помнит, ни кто ее поджигал, ни как ее поджигали, ни как ее доставили в больницу. Выпила самогона и отключилась. При этом интересно, что у кровати, где девушка спала, перед тем как ее отвели в ванну, был найден бюстгальтер и презервативы - использованные или нет, не уточняется. А трусы девушки, облитые самогоном, и вовсе кто-то выбросил на улицу. То, что молодые люди действительно пили самогон - этиловый спирт с минимальными примесями - а не какую-то непонятную жидкость, так же подтвердили экспертизы. Отпечатки пальцев подсказать, кто и какую роль играл, в тот день не могут - их настолько много в квартире и на всех предметах, что эксперты тут бессильны. Однако при этом основной и единственный свидетель Сергей Синсиневич продолжает настаивать - об этом, в том числе свидетельствует воспроизведение на месте событий - Юлию раздел и поджег Павел, пока он отлучился на кухню. Более того, косвенным доказательством того, что вина Губина неоспорима, а его родители только покрывают его, сторона пострадавших называет запись звонка Сергея в "скорую помощь". Мол, на заднем плане слышно, как мать Павла вырывает трубку. Однако сама Елена Губина поясняет, она наоборот наставила на звонке медикам, и если пыталась забрать трубку, то только потому что Сергей не хотел говорить медикам зачем нужна "скорая." Аудиозапись в зале суда продемонстрировала - Сергей действительно так и не пояснил врачам о каком ожоге и каком состоянии Юлии идет речь, пояснил, что ошпарилась кипятком, а Елена кричала: дай я расскажу!

 

Елена Губина, мать обвиняемого

 

Я его там назвала нецензурным словом, и я у него действительно пыталась забрать телефон - для того, чтобы рассказать врачам, что действительно произошло, потому что он говорил, то горячая вода, то мямлил непонятно что - вы сами слышали воспроизведение этой аудиозаписи, и я думаю, там все понятно. То, что в протоколе читали третье лицо, это я и есть, хоть и делали экспертизы голоса, я признаю, что этой мой голос.

 

Не найдя способа неоспоримо доказать вину Губина в рамках судебного следствия, пострадавшая сторона и Синсиневичи настаивают: надо приобщить к материалам дела показания подсудимого, которые он давал в милиции и на рассмотрении меры пресечения - мол, тогда он фактически признался в совершении преступления.

 

Елена Синсиневич, мать свидетеля

 

Когда избирали меру пресечения судья задает вопрос: вы согласны с этой статьей или нет? Павел отвечает, нет, я с этой статьей не согласен, так как считаю, что это было сделано неумышленно. - Далее был вопрос: так вы поджигали девушку или нет? - Павел отвечает: да, этот факт был, но это было сделано не специально.

 

Евгений Рияко, представитель пострадавших

 

Со сменой или своих адвокатов, или мыслей придумывалась новая версия, но каждая новая версия - это версия, которая наверно не является истинной, да то есть у нас есть три разные версии и тяжело определить, какая же была правильная, я не знаю, говорил ли он правду в своих показаниях, я лишь знаю, что он таким образом, пытается увести как органы досудебного следствия, так и суда от истинных показаний и объективности того, что произошло.

 

Однако суд в ходатайстве Евгению Рияко отказал, что заставило адвоката усомниться в непогрешимости Фемиды. А вот защитник Губина считает, что говорить о его вине опираясь на желание Павла на досудебных допросах молчать или даже на его слова о неумышленности совершения преступления нельзя - суд, в соответствии с законом, рассматривает доказательства, только предоставленные в суде. Ранее же на подозреваемого могло оказываться давление.

 

Cергей Поздняков, адвокат обвиняемого

 

Нету доказательств вины, нету доказательств ни одного, все кто более-менее внимательно следил за процессом, не увидел ни единого доказательства, которое бы напрямую указывало бы на вину Павла Губина

 

Павел Губин уже сегодня мог покинуть СИЗО - у него заканчивался срок ареста. Однако суд в виду тяжести инкриминируемого преступления оставил меру пресечения без изменений. За решеткой Губин пробудет еще как минимум до 4 февраля. За это время суд может закончить рассмотрение дела - все 4 тома изучены, остались дополнительные вопросы к экспертам и прения.
 

Видео: 

05.12.13 - Без признания, не могут доказать вину обвиняемого в смерти Юлии Ирниденко

Нашли ошибку? Выделите мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии

В Телекомпанию «АТН» требуются видеооператоры. Тел.: 766-71-44 (с 12:00 до 17:00)                          Мебель в Харькове                          Матрасы в Харькове                          Sexshop. Суперподарки                          Антиквариат. Золото.                                                   Реклама на сайте АТН в бегущей строке. 40грн/слово в МЕСЯЦ!!! тел.(057) 7140-180, (057) 7667-180, (057) 7665-400
Вы хотите сообщить об ошибке в следующем тексте:
Также Вы можете оставить комментарий к ошибке.